Тоненькая брошюрка  13X9 см  «Пасха 1916», её принесла нам проработавшая в музее 12 лет смотрителем Диана Егоровна Фадеева. Листаю: церковный календарь с досточтимыми иконами на 1916 год, множество портретов царской семьи, приказ по армии и флоту от 23 августа 1915 года, памятка о том, как солдатам и их семьям получить пенсию или пособие. На обложке надпись: «ХРИСТОСЬ ВОСКРЕСЕ!» Брошюрка 1916 года с факсимильными автографами императрицы Александры Федоровны, цесаревича Алексея и Великих Княжон Ольги, Татьяны, Марии, Анастасии.               

Кто владелец,  ставшей сейчас   редкостью этой  пасхальный  брошюрки от царской семьи?   Кто хранил её  почти 100 лет, как она смогла сохраниться, пережив и ураган революции, и страшные годы репрессий, и суровые годы Великой Отечественной войны?

Вот что поведала мне Диана Егоровна:

-Брошюрка принадлежала дальнему родственнику по мужу  Шарапову Степану  Михайловичу, крестьянину, уроженцу с. Ляхово, Черевковского уезда Архангельской губернии. В годы Первой  мировой войны он был призван в действующую армию, получив ранение, направлен в один из лазаретов под Петроградом, который опекала государыня императрица.

Известно, Александра Фёдоровна  вместе со старшими дочерьми Ольгой и Татьяной прошла курс сестёр милосердия, и императрица научилась перевязывать гангренозные раны, менять застилку постели, не беспокоя больных, как операционная сестра подавала стерилизованные инструменты, вату и бинты.

В Светлую Пасху 1916 года в лазарет, где лечился С. М. Шарапов,  Александра Фёдоровна пришла вместе с дочерьми. Очевидно, были розданы традиционные пасхальные подарки, а с ними и уже заранее надписанные  памятные брошюрки.

Степану Михайловичу повезло: он остался жив, вернулся на родину в Архангельскую губернию. Трудно сейчас сказать, как сложилась его дальнейшая жизнь, но, очевидно, подарок Александры Фёдоровны был ему очень дорог, потому-то и запрятал он брошюрку подальше от человеческих глаз на долгие годы.

А через десятки лет  Аркадий Николаевич Уродников, родственник С. М. Шарапова, получивший от него в наследство дом, на чердаке  в дальнем углу в сундуке обнаружит некогда бережно хранимую брошюрку 1916 года. Знаток истории, ценитель старины — Аркадий  Николаевич подклеил  папиросной бумагой старые листочки и трепетно хранил у себя реликвию. Через годы, перебираясь на новое место жительство, передал  брошюрку своему родственнику Фадееву Николаю Ивановичу, мужу  Дианы Егоровны — нашей музейной смотрительницы.

Вновь смотрю на росписи членов царской семьи. Конечно, почерк у всех разный: каллиграфический, твёрдый — у императрицы, мальчишеский, неустоявшийся — у Алексея, мягкий, закруглённый – у Ольги, готический, чёткий – у Татьяны, лёгкий, летящий – у Марии, танцующий, с неровными буквами — у Анастасии. Замечаю одну особенность: все члены царской семьи  последнюю  букву  своих имён заканчивали широким росчерком. Черта характера? Неразрывная ниточка, связующая души и сердца матери и детей?

Небольшая    брошюрка 1916 года с пожелтевшими от времени листочками,  пасхальный подарок от царской  семьи  Романовых, правящих в России 300 лет,  находится теперь в коллекции письменных источников нашего музея.

          Татьяна Пластун.

Камышинский историко-краеведческий музей