На площади в станице Нижне-Чирской Суровикинского района стоит памятник «Героям гражданской войны». Памятники, как и люди, имеют свою судьбу, конечно же, возникает вопрос: «Есть ли конкретные герои, в честь которых он поставлен?». От старожилов станицы Нижне-Чирской можно услышать, что памятник возведен в честь революционеров Вальковых и Трубачевых, но конкретно никто ничего не мог рассказать. Помог счастливый случай.

В наши руки попал архивный документ – рукопись «Биография революционеров Вальковых. О казачке-революционерке, интеллигентке Марии Петровне Вальковой», автор которой неизвестен. Судя по внешнему виду, ему лет 70. Все имена и фамилии, которые назывались в документе, мы сверяли по книге Рябова С. И. «Верховое Донское казачество». И как оказалось, все люди действительно существовали реально. Основываясь на рукописи, мы решили написать историю борьбы и гибели семьи Вальковых.

Мария Петровна Валькова родилась в хуторе Ильмень-Чирском Нижне-Чирской станицы Новочеркасской области 2-го Донского округа в семье крестьянина-бедняка Петра Степановича Валькова. Всего в семье было трое детей: Мария, Михаил и Лука. Отец был безграмотным, но самостоятельно «научился читать, писать по церковно-славянскому», научил и Марию «письму-грамоте». Отец семейства был строгий по характеру, правдивый, непьющий и в строгости держал сынов семьи. В 1903 году отдал Марию в Н-Чирскую к учителю большевику-революционеру Ивану Николаевичу Троилину, чтобы тот учил ее грамоте. В скором времени все семейство переехало в Нижне-Чирскую. Мария, узнав об этом, была очень благодарна матери и отцу за такое правильное решение – теперь-то она наверняка получит образование. В 1907 г. семейство Вальковых поставило дом в Н-Чирской по ул. Атаманской, 43. В дом пускали квартирантов, чтобы были средства платить за обучение Марии. Отец ходил подрабатывать к купцам Просвирову, Шамшину, Бутману и доктору Пустынникову. Он для них пилил и колол дрова. В зимнее время ходил в лес собирать валежник для топлива дома, а жена с дочерью хлопотали по хозяйству. В летнее время Петр Степанович ездил на сезонные работы – посевную, уборочную. Он работал на даче доктора, часто беседовал с ним. Доктор Пустынников советовал, чтобы он обязательно выучил Марию. «В новом управлении государством нужны будут грамотные и образованные люди», – говорил доктор.

Учеба в станице Нижне-Чирской

Мария стремилась скорее поступить в женскую гимназию. Учителями Марии были Троилин И. Н. и доктор Пустынников. От учителя Троилина она переняла чтение революционной литературы. В архивах станицы Нижне-Чирской нами найден преподаватель русского языка в окружном реальном училище по фамилии Троилин.

Начало трудового пути

После окончания гимназии Марию послали работать в школу учителем на левый берег Дона. Работая в школе, она подверглась преследованиям хуторского атамана Шамонина Григория Степановича. Он донес начальству о Вальковых, так как подозревал их в подпольных делах. Брата Марии Михаила Петровича выслали на французский завод «Красный Октябрь». За революционную деятельность он был лишен звания казака. В результате доноса Марию перевели в школу хутора Аксай Жирновского района.

Революционная деятельность

Преподаватель русского языка в окружном училище Троилин И. Н. вел в Нижне-Чирской подпольную работу. Он распространял прокламации «и нес слово революции в трудовые массы народа по хуторам Донского казачества”. Он вовлек в распространение брошюр и прокламации Марию и ее подруг Ольгу и Марину, которые охотно выполняли все его поручения. В Н-Чирском и Алексеевском реальном училище девушки развешивали, распространяли прокламации и листовки в раздевалках, туалетах, во время богослужения. В это время братья Марии Михаил и Лука продолжали проводить подпольную работу. Мария не переставала общаться с братьями. В 1917 году во время февральской революции старший брат Марии Вальков М.П. переезжает из Царицына в Н-Чирскую и становится «представителем от рабочих завода по организации власти Советов депутатов. Вместе со слесарем Антоном Степановичем Лобачевым по поручению Царицынской партийной большевистской организации и местным учителем Троилиным И.Н. организуют подпольную организацию большевиков».

В 1917 году в феврале Михаил уезжает в хутор Ильмень-Чирской по поручению организации Совета депутатов. «Рабочий класс в союзе с крестьянством совершили социалистическую революцию. Помещичьи земли переданы крестьянам. Государственный строй заменился новым, власть Советов провозглашена молодой Советской республикой. К руководству страной пришли новые кадровые рабочие от станка, матросы с кораблей.

Работа в революционном комитете среди женщин была поручена Марии Петровне Вальковой. Она с рвением принялась за порученное новое дело. Как-то на одном из митингов с трибуны она сказала: «Оправдаю мне порученное доверие народа, как оправдала подпольную работу большевиков, за что нас угнетали цари, банкиры, князья, помещики и купцы, за что мой отец Петро Степанович Вальков, казак-бедняк справлял 3-х сынов служить царю-батюшке верою и правдой, тогда как мать моя Александра Николаевна, будучи еще в крепостных, своей грудью вскармливала помещичьих щенят, серпами жали хлеб, а кормились впроголодь. Но настало время рассказать казакам Тихого Дона все и всем от мала до велика, почему большевики свергли царский строй». М.П.Валькова часто выезжала в хутора, где проводила собрания с женщинами. Мария Петровна перебиралась из станицы в станицу, из хутора в хутор, агитируя казаков и казачек сдавать государству хлеб, мясо, фураж.

«1918 год, январь. На Дону в окружной станице Нижне-Чирской прошел слух о воскрешении белых банд контрреволюционного отрепья, купцов, прятавшихся офицеров, полицейских. Революционный совет быстро вытребовал для усмирения врагов отряд красногвардейцев, который расположился на базарной площади около Троицкой церкви. Здесь же состоялся митинг, на котором выступила М.П. Валькова. Она сказала: «Дорогие товарищи, власть Советов установлена на Дону навсегда. Мы гоним остатки белогвардейщины до самого моря и постараемся навести порядок и здесь, в станице. Никому не позволим осуществить мятеж против Советской власти».

Командиром красногвардейцев был назначен товарищ Сергеев по кличке Артем. Чтобы обезопасить выступление Марии, он со своим отрядом окружил всю базарную площадь. «Между рядами собравшихся пробегал контрик-учитель Кирилл Ильич Караичев, нашептывал народу: «Красноармейцы – это не вояки, на них даже нет порядочного обмундирования, командир и ни в чем не отличается от простого солдата, а мы – смельчаки, грамотные, прожили три поколения за царя-батюшку, мы – власть народная, а эта власть недолгая, да ее удержать разве что Мишке Валькову да слесаришке Лобачеву…».

Жители станицы Нижне-Чирской стали расходиться. Площадь перед Троицкой церковью стала безлюдной. В строю стояли только красногвардейцы.

Бакалейные магазины семейства Кублицких находились вблизи Троицкой церкви, а на втором этаже помещений белые офицеры, прапорщики, юнкера, реалисты. Именно оттуда и начался обстрел красногвардейцев, которые всю ночь яростно сражались, разгромив в итоге противника. В марте 1918 года в Н-Чирской опять появились отряды белогвардейцев, Мария стала выступать за решительные меры по борьбе с контрреволюционерами. Она поставила перед Ревкомом вопрос – вооружиться, а также раздать оружие женщинам-революционеркам и полностью разгромить этот отряд. Ее просьба была удовлетворена: женщинам выдали пистолеты, организовали отряд, которым руководил 22-летний доброволец Красной Гвардии Николай Гаврилович Солодков, казак из хутора Пчелина, коммунист. «Сам он был красивый, плечистый, в шинели нараспашку, во френче с карманами на груди, в черных брюках с лампасами, его вид, вид командира, вселял уверенность в Советскую власть. Мария с Николаем вскоре подружились, стали бывать в доме Вальковых. Николай был введен в Ревкомитет 2-го Донского округа, вместе с Марией часто выступали перед населением с речами в поддержку Советской власти».

В ночь на 18 марта 1918 года «казаки-старики, в основном «бородачи» Кобылянской станицы (ныне Суворовской)» организовали восстание против Советов. Командовал восстанием полевого суда вахмистр Копцев Иван Петрович. Руководство восстанием взяло на себя командование войскового округа города Новочеркасска. Вооружившись шашками, лопатами, вилами, пилами, ломами и чем попало, пришли в станицу и сонных революционеров стали выволакивать из помещений».

Члены 2-го Донского округа были арестованы, их посадили в тюрьму. Участники антисоветского восстания «ворвались в дом Вальковых – сам Копцев и ярый контрреволюционер-учитель Карагичев Кирилл в пьяном угаре избил стариков, требуя выдать Михаила и Марию. За эту ночь «черносотники» трижды врывались в дом Вальковых, но семья не выдала ни Марию, ни Михаила. Петр Степанович Вальков воевал в рядах Красной Армии, а Михаил находился в хуторе Ильмень-Чирском, Марию спрятали дома.

Утром 18 марта 1918 года набат созвал всех казаков на сход на перед Крестовоздвиженской церковью. В 9 часов утра перед казаками выступил атаман, подъесаул ст. Нагавской Курмоярского района Ростовской области и станичный атаман, урядник Ефим Яковлевич Медведев. Объявили мобилизацию по ликвидации красногвардейских отрядов, а учитель Карагичев обратился к купечеству оказать материальную помощь Донской армии. Находясь дома, Мария не могла сидеть сложа руки. Решила, переодевшись в платье учительницы, пойти на сход, уговоры матери не смогли ее удержать. На второй день опять набат возвестил о сходе. Причина схода – встреча демобилизованных с германского фронта казаков, которые и так были измучены войной, а их призывали опять воевать с красногвардейскими отрядами. Фронтовики были в раздумье. И тогда Мария выступила перед ними, призывая бросить оружие и разойтись по домам. Станичный атаман Медведев приказал арестовать ее, сказав: «Вы арестованы пока на 3 дня домашним арестом, но если повторится ваша агитация перед фронтовиками, засадим основательно в тюрьму…».

Гибель семьи

В марте были арестованы и брошены в Нижне-Чирскую тюрьму Петр Степанович Вальков и его сыновья Николай и Лука. В темнице находились красногвардейцы: Николай Рубцов, Семен и Андрей Пономаревы, Григорий Шамонин, Иван Сухарев. Они подвергались издевательствам, им не давали пищи и воды по несколько суток. Мария Петровна поняла, что на сходы ходить небезопасно, и стала искать связь с братом Михаилом, который командовал Громославским полком. Вскоре, 23 мая 1918 года состоялась расправа над членами окружного комитета. Их расстреляли в Трубачевой балке по благословению священника. А ровно через неделю в этой же балке был расстрелян член ревкома Николай Гаврилович Солодков. Суд, который проходил в Реальном училище, вынес решение этого нечеловеческого приговора, который в исполнение привел кустовский казак Симонов. Для подкрепления белогвардейцев пришел из калмыцких степей генерал Мамонтов. За доблестное восстание казаков генерал Мамонтов переименовал станицу Кабыляновскую в станицу Суворовскую. А казакам этой станицы сказал: «Золотыми буквами будут написаны ваши имена!». Генерал Мамонтов получил от казаков станицы в дар поместье. Перед армией белых была задача: как можно скорее поймать комиссара Михаила Валькова и разгромить Красногвардейский Громославский полк. За поимку Мишки – как говорили беляки, была установлена большая сумма денег. Это он был организатором Первого Окружного комитета большевиков в станице Нижнечирской, который был расстрелян 23 мая 1918 года в Трубачевой балке.

После расстрела комитетчиков была арестована и Мария. Она просила об освобождении, но ее отправили в Тормосино на уборку хлеба к богатым казакам. Работая под надзором, она продолжала пропагандистскую работу среди населения, рассказывая о том, что скоро к власти придут большевики и на Дону установится Советская власть. Слух об этом дошел до атамана Медведева, который приказал арестовать и отправить Марию обратно в Нижне-Чирскую тюрьму. В одной камере с ней сидел Скориков Сергей Гаврилович из хутора Басакино и жительница станицы Нижнее-Чирской Пучкова. Суд проходил в бывшем доме дьякона Михаила Миронова, преподававшего в церковно-приходской школе при Троицкой церкви. «Гнали ее прямо по центральной аллее, где разгуливали белые офицеры, многие ее знали как учительницу. Мария шла, гордо подняв голову, на выкрики прохожих богатеев она отвечала: «Тот, кто посадил меня в тюрьму, ответит перед трудовым народом, кровь, пролитая красногвардейцами, не простится…».

Судьи уговаривали Марию отказаться от своих взглядов, прекратить агитационную работу против царя и власти. Обещали освободить как учительницу. «Но Мария была сильна духом и своим рассуждением. Она осудила тех, кто судил ее, и назвала их кровными врагами. Она обещала всю оставшуюся жизнь мстить за отца, брата, за любимого человека, за свой народ. Она твердо верила в Советскую власть». Когда был зачитан приговор, в котором Мария была приговорена к расстрелу, она сказала: «Народ вам судья… Я умру коммунисткой! Но за меня отомстят… Дни ваши сочтены…». Никто не увидел у Марии слез: эта хрупкая девушка 22-х лет думала о будущем нашего родного края. Она смотрела на восток, где сражался где-то под Царицыном ее брат Михаил».

Марию отправили в камеру смертников. В одиночной камере она посидела два дня, жалоб от нее не поступало. А когда часы пробили два часа, в камеру вошел громадного роста человек… 17 сентября 1918 года Мария Петровна Валькова и еще два командира Красной Армии были расстреляны за станицей Нижне-Чирской, на Змеином кургане.

В то время у одного народа были разные убеждения и цели, но каждый совершенно точно желал только хорошего для своих потомков и надеялся на их счастливую жизнь. Каждый из них прошел свой путь и считал, что он самый верный.

Мужественная девушка, незаурядная личность Мария Валькова свою яркую жизнь посвятила беззаветному служению народу. Такие герои всегда должны оставаться в памяти новых поколений как пример для подражания. Нельзя допускать, чтобы история переписывалась в угоду новым политическим реалиям, и забывались подвиги героев! Остается лишь надеяться, что имя Вальковой будет вспоминаться в числе знаменитых земляков.

Снежана Кошелева, Александр Кондер, учащиеся 9б класса Нижнечирской школы (учитель-консультант Наталья Викторовна Солодкова).