Жалочка

12
Жалочка

В казачьем гуторе (языке) слово жалочка означает – дорогая, милая. И об этом наш сегодняшний рассказ.

А начнём мы повествование с того, что в х. Чернышковском в казачьей семье Абрама Соловьёва 1 мая 1921 года (в один из первых праздников молодой советской республики) родился первенец. Нарекли его Петром.
Судьба Петьки была во многом схожа с судьбой его сверстников: школа, работа в колхозе, служба в рядах Красной армии… Длилась она до тех пор, пока не началась война, более известная нам как Великая и Отечественная.
Петра призвали на службу в действующую армию в августе 1940 года. К началу войны он уже в звании сержанта служит в 308-м лёгком артиллерийском полку. В других документах упоминается, что он был политруком второй роты 110-го полка (политрук гарнизона) 2-й дивизии войск НКВД. Дивизия принимала участие в оборонительных боях в составе Лужской оперативной группы во главе с генерал-лейтенантом К.П. Пядышевым – с целью не допустить прорыва войск немецкой группы армии «Север» на северо-восток в направлении Ленинграда.
12 июля 1941 года 4-я немецкая танковая группа вступила в бой с частями прикрытия Лужской оперативной группы. Упорная оборона советских войск заставила командование вермахта остановить наступление на Ленинград. Успешный контрудар под Сольцами, оборона Таллина и Смоленское сражение оказали серьёзное влияние на ход боевых действий на Лужском рубеже, позволив советским войскам ещё в течение месяца сдерживать наступление немецких частей.
В период с 8 по13 августа рубеж был прорван по флангам в районе Новгорода и Кингисеппа. Контрудар под Старой Руссой и оборона Красногвардейского укреплённого района отвлекли значительные силы группы армии «Север» и замедлили развитие наступления на Ленинград.
26 августа 1941 года 43 тысячи красноармейцев, оборонявших Лужский участок, были окружены, но продолжали сражаться до середины сентября. В окружении около 20 тысяч бойцов попало в плен.
В списке безвозвратных потерь полка появилась следующая запись: «Пётр Соловьёв – пропал без вести в период июль-август на Лужском направлении (не прибыл из окружения)». На самом деле он оказался в немецком плену.
И началась у Петра новая страница в биографии – лагерная, концентрационная. Именно там он и встретит свою судьбу и любовь. И вот при каких обстоятельствах.
«Жалочка» – Анна Постникова родилась 24 января 1924 года в селе Грибановка – районном центре Воронежской области. После окончания школы поступила на курсы медсестёр, но начавшаяся война помешала завершить учёбу.
Уже в первый день войны – 22 июня – по приказу народного комиссариата здравоохранения РСФСР в Воронеже начал формироваться эвакуационный госпиталь № 1911 Управления полевого эвакуационного пункта (УПЭП 109). После окончания формирования – 19 ноября 1941 года – его передислоцировали в село Грибановку Воронежской области, где он находился до 5 августа 1943 года. В этот госпиталь вольнонаёмной устроилась и Анна, а было ей в ту пору 17 лет.
На долгие годы в памяти Анны остались сцены выноса раненых с поля боя. «Тащишь ползком раненого бойца, при этом сбиваешь колени в кровь. Она хлестала так, что не поймёшь – своя это кровь или чужая», – рассказывала она уже после войны.
Вспоминала и случай, произошедший с первым её начальником ЭГ-1911 – Бенционом Гиляровичем Файншмидтом, военврачом 3-го ранга. 12 апреля 1942 года, во время операции, он умер «… от инфаркта за операционным столом». И им, медсестричкам, пришлось самим завершать начатую операцию.
Позже эвакогоспиталь 8-й гвардейской армии, где служила Анна, находился на Украине – до июня 1944 года, а затем его дислоцировали в Польшу – в Соболев, Годзиш и Рава-Мазовецка.
И вот – Германия – логово врага! 1 февраля 1945 года госпиталь прибыл на территорию Германии – в город Альт-Ячемриц, а потом проследовал далее в Дрос-Гсен, Берлин и Аренсдорф.
В мае 1945 года наступавшие части Красной армии в одном из пригородов освободили немецкий концлагерь. Начальник госпиталя Серафим Иванович Виноградов, майор медслужбы, отдал приказ прибыть туда группе медиков и оказать военнопленным посильную медицинскую помощь.
Заключённых лагеря только что вывели за ворота, и красноармеец Анна Постникова с офицером-медиком отправились осматривать лагерь. В одном из бараков медсестра услышала писк «словно котёнок пищит». Заглянув под нары, увидела лагерного узника в робе. Тот не мог не только двигаться, но и крикнуть – только что-то пищал. Не думая, медсестричка полезла под нары. Офицер крикнул в след: «Аня, оставь! Он – не жилец…» и чуть позже: «Под твою ответственность …».
Из барака узника она вынесла на своих руках. Медсестричка ещё не догадывалась, что несёт свою судьбу.
За четыре года плена узник стал похож на живой скелет, обтянутый кожей. Спасительница взяла над ним негласное шефство – в первые дни ей приходилось кормить его бульоном с пипетки. Но молодой организм больного быстро пошёл на поправку.
Позднее молодые люди познакомились поближе: она медсестричка, с Воронежа; он из казаков – с Дона, бывший сержант-артиллерист, воевал, окруженец, попал в плен…
Пока Пётр лечился, война закончилась. 15 июня 1945 года госпиталь расформировали. Медсестру Постникову перевели в 584-й отдельный медсанбат в г. Дрезден, а бывшему сержанту Соловьёву после проверки в органах СМЕРШа и реабилитации вернули звание, зачислили в состав запасного полка – дослуживать, и даже вручили медаль «За боевые заслуги». 7 мая 1945 года такую же награду вручили и медсестре Анне Постниковой.
Судьба ненадолго разлучила молодых, но Пётр и Анна продолжали общаться, и вскоре к ним пришла любовь. Там, в Германии, они и поженились.
Вскоре молодожёнов демобилизовали. Незадолго до этого события Анна сфотографировалась с фронтовыми подругами, но уже не в шинелях, а в платьицах и туфлях на каблуках. На обороте фото девичьей рукой написаны слова: «Пусть это фото послужит нам памятью нашего общежития в дни мирного жительства в г. Дрездене и в тоже время проводы и переживания о наших подругах. 26.VII- 45».
Анна ждала ребёнка и на семейном совете супруги Соловьёвы решили поселиться на родине мужа – в х. Чернышковском Сталинградской области. Пётр Абрамович устроился на работу в районное потребительское общество (райпо), где он работал экономистом до ухода на пенсию.
После рождения первенца Анна Никитична устроилась процедурной медицинской сестрой в районную поликлинику, где проработала до ухода на заслуженный отдых.
Семейная пара Соловьёвых вырастила и воспитала троих детей: Леонида, Михаила и Тамару. Годы, проведённые в лагерях смерти, сказались на здоровье Петра Абрамовича – он прожил всего 61 год.
Анна Никитична продолжала трудиться в поликлинике, и многие чернышковцы помнят её как приветливую, скромную, редкой душевной доброты женщину, участника Великой Отечественной войны, пользующегося большим авторитетом среди коллег и жителей района.
Кроме того, её, как коммуниста (с 1947 г.), неоднократно избирали делегатом районных партийных конференций. Анну Никитичну Соловьёву часто приглашали на различные мероприятия, посвящённые Великой Отечественной войне. Но, даже бывая на официальных мероприятиях, приуроченных к какой-то дате, она не любила рассказывать о пережитом. И лишь однажды, уступая просьбам внука Алексея рассказать о войне, бабушка поведала о своей боевой молодости и невероятной встрече с Петром. Предания и стали семейной легендой.
Эта легенда и легла в основу нашего повествования …

М. ЛУНОЧКИН, краевед.

Читать дальше