Луценко: крепость семейных устоев

0
В связи с пандемией коронавируса проведение Всероссийского конкурса «Семья года» носило заочный характер. В такой форме трудно рассказать о семье...

Атаманство — не награда, а ежедневная работа

0
Урюпинец Владимир Скабелин шесть лет занимает должность атамана Донского казачьего войска Союза казаков России. Накануне празднования тридцатилетия создания Хоперского округа...

КАК И ЧЕМ ЖИЛ АЛЕКСЕЕВСКИЙ РАЙОН ВО ВРЕМЯ ВОЙНЫ

0
Алексеевский район оккупации войсками противника не подвергался ...

Отшельники с дальней заимки

0

 «Коронавирусная» ситуация, заложниками которой мы с вами оказались, — время неоднозначное. С одной стороны, нет никакой уверенности в завтрашнем дне: с удивлением и грустью вдруг узнаёшь, как кто-то из знакомых лишается средств существования или вовсе теряет бизнес, который строил много лет. Но с другой, фраза «Как дела?» перестала быть дежурной, расчистилось пространство искренней заинтересованности, которое раньше было загромождено будничной суетой.

Просидев длительное время в самоизоляции, понимаешь, что болезни – самое неинтересное в жизни, гораздо занятнее способы их преодоления. Например, мой бывший коллега Александр Иванович Меренков, человек добрейшей души, ещё  13 лет назад всем благам цивилизации предпочёл уединённую жизнь в  степи и до сих пор остаётся там вместе с супругой Надеждой Васильевной. Общие знакомые рассказывали, что Меренковы, живя в своей эко-усадьбе, излечились от всех прежних недугов, а новыми им болеть просто некогда. Так ли это на самом деле, убедиться лично всё было недосуг. Но нынешнее смутное время подарило  встречу с  так называемыми отшельниками — и это несомненный плюс перемен, появившихся, как ни парадоксально, вместе с пандемией. 

Вещий сон и голос свыше

Наша «легковушка», лихо подпрыгивая на кочках, по разбитой грунтовке удалялась  всё дальше и дальше от трассы. За окном мелькали бесконечные однообразные пейзажи. Наконец появились… ворота – безо всякого ограждения,  просто проём, обозначенный брёвнами, среди чистого поля. За ними на некотором расстоянии друг от друга – аккуратные поленницы дров, деревца, огороженные рабицей, колодезный сруб, теплица. Хозяев заимки видно не было. Пришлось сначала призывно покричать, потом с опаской (вдруг выскочат навстречу сторожевые псы) обойти хуторок в поисках живой души. У порога одного из домиков заметила огромный нож и уже собиралась повернуть обратно – ну их совсем, эти «дикие» приключения. Но тут из-за приоткрывшейся двери сначала высунула нос любопытная трёхцветная кошка, а за ней возникла на пороге богатырская фигура самого Александра Ивановича. Румяного, с подстриженной бородой и сияющими глазами. Будто не было между нами расстояния в полтора десятка лет. Будто знал, что приеду, и перед самым нашим визитом успел даже побриться.        

В своём мире, непредсказуемом и удивительном, Александр Иванович жил и прежде.   Когда-то он работал в школе преподавателем. Детвора там подобралась шустрая и энергичная, от её проказ педагоги нередко уставали до головной боли.  И тогда на помощь приходил Меренков. Усадит  коллегу на стул, а сам вокруг него начинает руками водить:  вверх – вниз, потом стряхивает что-то невидимое с пальцев… Я тоже была когда-то в роли его «пациента». Помню тепло, разливавшееся по всему телу, и облегчение. А ещё сказанную Меренковым фразу: «Ну, с усталостью понятно, а воды-то столько зачем выпила, вон аж почка хлюпает».  И откуда он только знал? Чувствовал? Или ему помогал всё тот же голос свыше, благодаря которому он позже и покинул Камышин: сначала во сне пригрезилась «фотография» усадьбы, окружённой прудами, а потом послышались слова: «Тебе здесь жить!»  Такой вот внезапный и оглушительный «стоп-кадр», повернувший жизнь на другой путь.

Меренковское желание создать оазис посреди степи тогда понял и поддержал усть-грязнухинский фермер Александр Бауер — тоже человек, привязанный всем сердцем к земле. Не раз он помогал новоявленному отшельнику, поселившемуся на руинах немецкой деревушки Иловлинки (Лейхтлинг), со стройматериалами. Первый год Александр Иванович пробавлялся один в небольшой мазанке. Затем, оставив детям благоустроенную квартиру в Камышине, к нему перебрались жена и тёща-фронтовичка. Вдруг у всех троих появилось время, которого раньше не хватало —  на неспешные разговоры по душам, на  мечты, на чай с «живым» смородиновым вареньем на  свежем воздухе.  Освободилось время воплотить задуманное, прочитать непрочитанное, дорисовать (Александр Иванович на досуге пишет картины и иконы), стряхнуть с плеч  груз суеты. Народ, конечно, удивлялся: что у них произошло?

— Вы, Надежда Васильевна, просто как жена декабриста.

— Что Бог дал, —  со скромной улыбкой отвечала она.

Первым делом Меренков возвёл собственные апартаменты для тёщи — отдельный домик с тёплой печкой, с удобными защёлками, ручками и засовами, чтобы не пришлось старому человеку гнуть спину. Не поверив на слово, что всё в порядке, к ним даже приезжала комиссия с проверкой условий, в которые добровольно перекочевала ветеран войны. Та встретила гостей довольной и бодрой, без утайки показала, что ест и где спит. Все сомнения у проверяющих отпали.  И недаром —  женщина прожила в степи с детьми до 96 лет!

Дикие, но ужасно симпатичные

Их жизнь с супругой, по словам Александра Ивановича, вовсе не похожа на отшельничество. Это как танец наедине с природой, каждый для своего времени года – то вальс, то хоровод, а то полька-бабочка. Трижды пережили Меренковы опустошительные мышиные набеги: серые тучи шли  по степи так плотно, что ногу невозможно было протиснуть  между ними. «Весёлые ребята, — смеётся сейчас  Александр Иванович. – Дыр мне везде нагрызли и дальше лавиной покатились». Кроме мышей вокруг  поселения иногда бродят волки, бегают козы, частые гости на заимке зайцы и лис-огнёвка  –  дикие, но все ужасно симпатичные. Собака, взятая Меренковыми из приюта, работает больше «звоночком», чем сторожем.

— Страшно бывает, когда с животными ты не знаком. А чем ближе знакомишься, тем больше проникаешься пониманием, что мы все одной крови, — рассуждает мой собеседник. — Я ещё с детства с природой был тет-а-тет. С друзьями в походы ходили, в лесах в палатках ночевали, поэтому к такой «мелочи», как мыши и змеи, давно привык. А потом служил на Иранской границе, в Муганской степи. Там змей тьма, среди них два вида гюрзы, чей яд уступает лишь яду кобры. За ночь на погранзаставе бывало по 12-13 тревог.  Часто, прежде чем вскакивать со сна,  приходилось стряхивать с  груди змею. А перед тем, как натянуть сапог, тоже надо было проверить, не спрятался ли внутри скорпион или фаланга.

«Мир добела не отмоешь»

Свой мир, своё пространство внутри и снаружи, Меренковы рачительно расчищают для обновления, не оставляя  места ни для обид, ни для злобы, ни для какой другой грязи. Секрет огромного ножа у порога, от  страха принятого мной чуть ли не за клинок для жертвоприношений, оказался простым и весёлым – чистоплотные хозяева просто-напросто удаляют им грязь с обуви.

Два-три года назад к ним на хутор завернул какой-то недобрый человек и поджёг сарай. «Я догадываюсь, кто это сделал,  — делится Александр Иванович. – Он думал, что у нас дрова сгорят и мы уйдём отсюда. Да как бы не так.  Мы понимаем, что мир – не генеральная уборка и всё добела в ней не отмоешь. Мне очень жаль этого заблудшего».  Не отказываясь от своего устоявшегося внутреннего ощущения, Меренковы, несмотря ни на что, продолжают приглашать к себе даже бродяг. Кормят их, поят, дают запас продуктов с собой. Для всех желающих погостить на заимке Александр Иванович из камыша и глины строит «гостевой домик» с русской печкой посередине. У ворот посреди степи, так удививших нас  сначала, он собирается оборудовать автостоянку.

Как другие люди не могут жить без воды и пищи, так Александр Иванович с Надеждой Васильевной не могут жить без затянувшего их труда на 50 собственных сотках да ещё 2 гектаров арендованной земли. Они принципиально не заводят телевизора, который называют «глазом дьявола». Из благ цивилизации используют только солнечную батарею, радиоприёмник да сотовый телефон для связи с детьми. В магазин до ближайшего села летом добираются на велосипедах, а зимой на лыжах. Над ними никакого начальства, никаких нервотрёпок с ЖКХ. Для защиты от любых природных катаклизмов хозяин заимки в полном соответствии с законами гражданской обороны построил подвал — «бункер» и опробовал в действии – трое суток учил жену с тёщей оперативно эвакуироваться.

Сюрпризы Вселенной продолжатся

— А что Вы думаете про коронавирус? — спрашиваю Александра Ивановича на прощание.

— Будет ещё второй пик болезни, затем чума нагрянет. Но больше всего меня настораживает возможность наводнения. До тридцатого года Вселенная преподнесёт нам много неприятных сюрпризов, потом всё устаканится, — отвечает он и уточняет. – Мы же, люди, существа несовершенные. Нынешний период хорошо бы всем использовать для перестройки мышления и личной «перезагрузки», направить энергию в продуктивное русло.  Происходит то, что «болеющая» планета пытается оздоровиться. Просто примите это как символ грядущего обновления. Помните, как в песне поётся: «Ночь пройдёт, пройдёт пора ненастная, солнце взойдёт…»

Елена Кулыжкина

Фото автора

 

 

Работали по зову сердца

0
Наш сегодняшний рассказ о жителях хутора Погодин. Родились они еще в довоенное время, вынесли все тяготы войны и послевоенного детства, и их воспоминания – это страницы живой истории.

В Калаче, под Сталинградом, могли убить одного из главных чекистов страны

0

Предусмотрительный народ были чекисты военного времени. По окончании Сталинградской битвы заместитель начальника УНКГБ Сталинградской области Геннадий Ганин издал распоряжение, коим обязал сотрудников присылать личные воспоминания о своей работе в дни великого сражения.… [читать далее]

Озари кусочек мира ­ он станет светлее

0
Прежде, чем рассказать об этом парне, поведаю вам, читатели, о книге – удивительном творении человеческого таланта.

Женщины-трактористки

0
Из истории района На протяжении многих лет Лобакинская школа занимается исследовательской краеведческой работой. Здесь собраны материалы о земляках – воинах Великой Отечественной, об их подвигах в военные годы и в мирное послевоенное время. Но подвиги совершались не только на поле боя, но и в тылу. Один из проектов учителя школы Т.Дуюновой и ее ребят из поисковой группы «Патриоты Отечества» посвящен всем женщинам-трактористкам, труженицам тыла, детям войны, которые вместе со взрослыми стойко переносили все тяготы военного времени. Сегодня мы предлагаем его вниманию наших читателей

«Иосиф Сталин» и «Переправа вторая»: история железнодорожной паромной переправы через Волгу

0

Немногие знают, но до того как построили Волжскую ГЭС у нас существовала железнодорожная паромная переправа.
Её построили для снабжения ведущий бои в Сталинграде Красной армии.

Строили женщины

Переправа была частью участка железной дороги Сталинград-Владимировка. Иногда эту дорогу называют «женской дорогой жизни» — и это понятно: строили её в основном женщины, помогали им дети и старики. Мужчины были на фронте.

Решение о строительстве приняли 12 сентября 1941 г. Строительство доверили провести строительному управлению № 10 во главе с М.Л.Бондаренко, которым помогали несколько специальных формирований наркомата путей сообщения. Железнодорожники собирали звенья, доставляли их и укладывали рельсовый путь. Руководил работами один из первостроителей Турксиба, кавалер ордена Трудового Красного Знамени И.О.Бубчиков.

Каждому сельскому району Сталинградского Заволжья давалось задание – возвести участок в 40-50 км трассы; с каждого колхоза и предприятия были мобилизованы работники, всего 32 тысячи человек, по разнарядке им в помощь выделялось 32000 подвод.

Основной строительной силой стали жители Сталинграда, а также колхозники Средней Ахтубы, Ленинска, Владимировки, Заплавного. Они выходили на стройку с лопатами, ломами, тачками, носилками, приезжали на телегах, запряженных лошадьми, быками и верблюдами.

Строительство дороги Сталинград-Владимировка

На стройку приезжал Будённый

Организации работ и необходимости выделения техники и дополнительной рабочей силы было посвящено специальное заседание Сталинградского обкома партии, состоявшееся 1 ноября 1941 г.. На стройку лично прибыл маршал Будённый. Чтобы ускорить работу, Семён Михайлович предложил организовать встречную укладку пути. Из Сталинграда на левобережье паромами и баржами стали доставлять рельсы и шпалы, развозить по линии и укладывать. Маршал из резерва обороны выделил в помощь строителям мощные тягачи и два автомобильных батальона.

Бужённый на параде в Москве 7 ноября 1941 года

В рекордный срок

Дорога была построена в рекордный срок — за 72 дня. Она вошла в строй 27 декабря 1941 года. А уже в январе 1942-го была принята в эксплуатацию первая очередь дороги с паромной ледокольной переправой через Волгу, чуть выше поселка Спартановка.

Чтобы поезда могли подойти вплотную к реке, к месту швартовки паромов, была подведена деревянная эстакада, которую помогли сооружать бойцы формируемой в Сталинграде 47-й железнодорожной бригады. Деревянный мост-эстакада был сооружён и через балку Сухая Мечётка.

Иосиф Сталин и Переправа Вторая

На переправе трудились два мощных самоходных парома: «Переправа Вторая» и «Иосиф Сталин» (прежнее название — «Саратовская переправа»), а также ледокол «Саратовский» и баркас «Рутка». Для их работы на всю зиму требовалось 243 тонны мазута. Глубина под причалами для безаварийной работы должна была поддерживаться на отметке в 9 метров, так как осадка у ледоколов и парома составляла 5,5 метров. Общее время загрузки и выгрузки, вместе с дорогой через Волгу, составляло 83 минуты. Трудились на переправе в 1943 году 376 человек.

53 тысячи вагонов

Два парома круглосуточно перевозили в Заволжье до 600 вагонов с эвакуационными грузами и машинами, ранеными и эвакуированным гражданским населением. Всего за время существования паромной переправы с зимы 1941-42гг. по 23 августа 1942 года по ней перевезено в обоих направлениях 53 тысячи вагонов. Немецкое командование всячески стремилось сорвать работу переправы. Авиация совершила на переправу в июле – августе 1942 года 150 налётов, однако паромы продолжали трудиться ло тех пор, пока к Волге не вышли немецкие танки.

Удивительно, насколько прозорливыми оказались те, кто принимал решение о строительстве дороги и переправы. Она сыграла свою роль в том, каким был исход сражения на Волге.

Во время боевых действий основной задачей переправы было снабжение Красной армии боеприпасами и снаряжением, а так же эвакуация населения и материальных ценностей на левый берег Волги.

Тайна гибели парома «Иосиф Сталин»

Вот что пишет Александр Рогозин в очерке «Хороший пароход»: «Паром по сути представлял собой плавучую железнодорожную станцию. На нем размещалось четыре нитки путей, на каждую могло стать семь вагонов.
23 августа 1942 года железнодорожную переправу не бомбили. Вражеские самолеты явно обходили ее стороной. Начальник переправы торопился отправить на левый берег все, что возможно: и людей, и технику. Раненых эвакогоспиталя размещали под вагонами, беженцы прижимались к бортам.
В направлении станции прорвались немцы. Но на латошинских высотах стояла зенитно-артиллерийская батарея. Пока она отбивала атаки немцев, начальник переправы Фетисов продолжал погрузку. Левый берег для всех был спасением.

Приближается мотопехота…

Фетисова нашел раненый боец: «Батареи разбиты, орудия уничтожены, на горе немецкие танки, приближается мотопехота».
Пехота для парома была страшней танков. Два десятка автоматчиков могли овладеть и причалами, и кораблями. Мощнейшая переправа на Волге окажется в руках немцев. Поэтому они и не бомбили переправу: она нужна в целости и сохранности.
Отдали швартовы, начали отходить. На берегу показались автоматчики. Они бежали к воде, стреляли по парому и время от времени кричали «Сталин капут!». Но судно разворачивалось и уходило к левому берегу. С бугра осколочными ударили танки, но урона уже не нанесли.
С темнотой начальник переправы на катере пошел к правому берегу, на разведку. Танки ушли в сторону Сталинграда. Исчезли и автоматчики.
У самой воды, прижавшись к яру, ждали своей судьбы беженцы. Среди них раненые бойцы. Вагоны, станционные постройки, механизмы – все было цело.

Решили рискнуть и сделать еще один рейс. Железнодорожники начали закатывать вагоны, на паром потянулись люди. Старались не шуметь, но техника есть техника, стук, скрип, шипение пара – куда это денешь.
Забрали людей, всю подвижную технику, на берегу оставался лишь старенький паровоз «Овечка». Близился рассвет.
По воде скользнул луч прожектора. Он прошелся по заплеску и уперся в паром. Светили немцы. С парома по прожектору ударили корабельные пулеметы. В ответ полетели снаряды. «Сталин», набирая обороты, отходил от берега. На судне убило помощника машиниста, боцмана и двух матросов. Но сам пароход благополучно дошел до Шадринского затона.

Спрятали… на дне Волги»

Город висел на волоске. Переправы постоянно бомбили, — продолжает Александр Рогозин. — «Иосиф Сталин», бывшая «Саратовская переправа», стоял в левобережном Шадринском затоне. Его маскировали срубленными деревьями и ветками. Однако затон был большим, в нем базировались не только гражданские суда, но и корабли военной флотилии.

Скопление судов было обнаружено немецкими летчиками. Начались налеты. «Иосифа Сталина» решили спрятать … под водой. Механики и машинисты смазали ответственные части машин, демонтировали электромоторы. 17 сентября старший механик судна Горбачев своими руками открыл кингстоны. Экипаж покинул судно. Оно было еще на плаву, когда начался очередной налет. Одна бомба пробила носовую часть, другая повредила рули. Но корпус и основные механизмы разрушены не были. «Сталин» благополучно лег на дно». 

Восстановлены!

В начале декабря 1942 было принято решение возобновить переправу. Паромы нужно было поднять со дна реки. Первым подняли и привели в порядок «Сталина». 13 декабря он уже был на плаву. Затем заработала и «Переправа Вторая».

Ушли в историю

После окончания Сталинградской битвы переправу стали использовать для доставки грузов для восстановления Сталинграда. , строительства Волжской ГЭС и космодрома «Капустин Яр».
В 1961 году паромное сообщение ликвидировали в связи с вводом в строй совмещенного авто-железнодорожного моста на Волжском гидроузле. Паромы списали и разрезали на металл.

Материал подготовлен при участии сотрудников Волжского историко-краеведческого музей, а также публикаций Волгоградского регионального отделения Всероссийской общественной организации ветеранов войны. Цитируется очерк Александра Рогозина «Хороший пароход». Фото — архив Волжского историко-краеведческого музея.

Сообщение «Иосиф Сталин» и «Переправа вторая»: история железнодорожной паромной переправы через Волгу появились сначала на Волжская правда.